1иксбет зеркало рабочее на сегодня

Экс-защитник «Спартака» Дмитрий Комбаров, на данный момент выступающий за «Крылья Советов», высказался о бывшем главном тренере красно-белых Массимо Каррере.

– Скажи: как у тебя за все это время не испарилась любовь к «Спартаку»? Столько ведь говна на тебя вылилось.

– Ну, во-1-х, не согласен, что прям много говна. Во-2-х, к «Спартаку» я так отношусь, так как это мой клуб с шести лет. Как я могу ставить на чашу весов то, что меня критиковали болельщики, которые, в большинстве случаев, вообщем ничего не понимают в футболе и лишь выплескивают свои эмоции.

– О твоей ситуации в «Спартаке» ты много гласил, но я не слышал, чтоб ты рассказывал о том, как тебя желали убрать сходу после чемпионского сезона. Правда ли, что кто-то позвонил Глушакову и сказал, что принято решение расстаться с Комбаровым?

– Да. Тогда уже начались эти агентские игры. Каррера подпустил к себе людей, у которых была одна цель: заработать средств хоть какими методами. В тот денек мы сидели у Глушака в гостях за одним столом. В один момент ему позвонил Гурцкая, который совместно с Трабукки и работал с Каррерой. Гурцкая не знал, что я рядом с Глушаком, и сказал ему, дескать, побеседуй с Комбаровым, так как Каррера не хочет, чтоб он играл в «Спартаке». Хотя я сейчас понимаю, что это не Каррера был зачинателем, а именно агенты, их игры.

– Ты уверен, что Глушак передал все потому что гласил Гурцкая?

– Сто процентов. Мы ж рядом были. И дело вообщем не в том, что Карреру что-то не устраивало. Я вскипел из-за другого: почему Каррера мне лично об этом не говорит? Опасается моей реакции?

– Почему ты сам не подошел к Каррере и не спросил: «Массимо, от вашего имени звонят и говорят, что я не нужен. В чем дело?».

– А зачем мне к нему подходить? Мы же лицезрели, что происходит. С какого-то момента Каррера не управлял вообщем ничем. Им управляли люди. Он говорил голосом людей, которые желали бабла заработать. Вот и все.

Да, естественно, я мог к Каррере подойти. Но я понимал: это то же самое, что со столбом говорить. Он будет кивать головой, может, чего-нибудть произнесет, только в его голове будет другое.

– Тебе не казалось странноватым, что Гурцкая решал вопросы конкретно с Глушаком? Он вообще почему решал какие-то вопросы?

– Нет. Во-1-х, не Глушак же звонил же, а ему звонили. Во-2-х, он капитан команды. Может, они прощупывали почву, как отнесется коллектив. В-3-х, может быть, желали дезориентировать меня, вывести из равновесия. Они задумывались, что я узнаю, расстроюсь и сам скажу: «Пошли вы», – и сам уйду, потребую выставить меня на трансфер. Но у меня был действующий договор.

Они, Каррера либо агенты, должны были как-то себя проявить не только в звонках. Если я вам вправду не нужен, выгоняйте, выставляйте на трансфер сами. Но мне никто из руководства и слова не сказал.

– Хорошо, ты не хотел подходить к Каррере, но почему сам не выступил в прессе и не рассказал о странных течениях в команде?

– Я прекрасно осознавал, что если вынесу это в прессу, то все изольется в огромный скандал. Я всегда стоял на стороне команды, чтоб не было никаких скандалов. Сам я человек нескандальный. Если бы я это произнес, а это очень резонансная новость, началась бы массовая атака на «Спартак». У нас тогда была Лига чемпионов. Мы должны были биться за золото. Плюс, Каррера стал царем и богом «Спартака», вступать с ним в конфликт было удивительно.

Я понимал, что если на данный момент сделаю это, то ##### будет всем – и мне, и команде… – произнес Комбаров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *